Семейный бульон
06.05.21
Семейный бульон
06.05.21

С чего начинается вера?
Может, с того же, с чего и Родина?
С картинки в букваре, с березки во поле…

 

В идеале, должна бы с быта родной семьи, когда вере не учат специально, верой просто живут. Дышат, как воздухом, вкушают как пищу, утоляют жажду, словно водой.

Лично у меня вопросы веры реализовывались куда причудливее. Родители были к вере, хм… толерантны, но зато бабушки! Вот где полыхали прямо противоположные страсти!

Бабушка Аня была ярой коммунисткой — несмотря на преклонный возраст, посещала партсобрания, со времен Великой Отечественной войны хранила целый сундучок орденов — своих и покойного дедушки. Возможно, именно под влиянием общения с бабушкой Аней я забиралась в детском саду на скамеечку и, простирая руку, как Ленин на броневике, вещала: «Бога нет! Его придумали глупые старухи! Человек — сам себе хозяин!»

Баба Таня держала дома иконку. Впервые увидев ее, я изводила бабушку вопросами: «А чей это портрет?!» Бабушка каждый раз уходила от прямого ответа, зато по утрам из угла, где висел «портрет», я слышала приглушенное бормотание: «сохрани» и «прости грешную».

Мне выпало родиться единственным ребенком в семье младших детей двух многодетных родов. Поэтому понятно, что любили меня обе бабушки особенно ревностно, баловали больше, чем двоюродных сестриц и братьев, прощали охотнее.

Встречались бабушки крайне редко, но бытом друг друга интересовались живо: «Ну что, Ленуся, к бабе Тане-то тебя возили? Как она там, все Богу молится?» — посмеивалась бабушка Аня. «Лен, а Лен! — первым делом подзывала меня бабушка Таня. — У бабы Ани-то была? Ну что, как она поживает, на партсобрания-то свои ходит?»

Дальше все полностью зависело от моего дипломатического таланта. Как развернуть новости, где присочинить, о чем, напротив, умолчать. Тонко сыграв на чувствах обеих бабушек, я могла заполучить джек-пот: сундучок — с орденами поиграть, вкусняшку или просто «минуту славы». Я быстро просекла: Бог — это нормальная «валюта», которую вполне можно конвертировать в няшки и поблажки. Это был мой первый вывод о Боге, а заодно и о принципах отношений между людьми.

Ближе к 6 годам бабушка Таня надумала меня окрестить. Естественно, в тайне от бабушки Ани. Моей катехизацией никто не заморачивался: «Леночка, ты знаешь, что детки, которых крестили, на том свете сидят у Господа за столом и угощенья кушают? А те, кого не крестили — под тем столом крошки собирают! Ну, так как, хочешь креститься?!» Мой ответ был очевиден. И я сделала второй вывод: Бог — это повод для манипуляции. При этом я абсолютно точно знаю, что каждая из бабушек беззаветно меня любила и искренне старалась научить тому, во что сама верила. Ну, а уж выводы, которые я сделала по малолетству о вере, о Боге — пусть останутся на моей совести.

А в душе на тот момент пышным цветом расцветала склонность к манипуляции, чувство превосходства над другими. Я ж всех за нос вожу, с любого взрослого получу, что хочу. И с Бога — тоже! Расцветало человекоугодничество (его я, повзрослев, стала называть «дипломатичностью»).

Правильность, приверженность традициям, усвоенная мной от одной бабушки, наложилась на несгибаемость и целеустремленность другой. Оба этих, хороших по своей сути, качества, совершенно чудовищно раскрылись во мне, исказившись моими личными психологическими перекосами. Все это варилось в моей молодой и горячей голове, подогреваемое житейскими страстями.

Знаете, что самое страшное? Я искренне верила, что этот «бульон» должен обязательно обеспечить мне жизненный успех — ведь сейчас, как никогда, в цене такие качества как умение достигнуть цели, договориться со всеми, реализоваться. И на этапе ученичества и студенчества сие отлично прокатывало.

Жизнь — это большое зеркало. Чем ты пытался «накормить» других, рано или поздно окажется в твоей тарелке. Мне пришлось как вдоволь побарахтаться в сетях манипулятора, так и вволю угоститься тошнотворно-гнилостной похлебкой человекоугодничества.

Видно, есть в этом сугубая милость Божья — когда внутри тебя варятся совсем не те ингредиенты, Господь дает тебе вкусить подобный же «деликатес», но приготовленный иными поварами:

— Вкусно тебе, девица? Вкусно тебе, милая?!

— Ой, дрянь какая, прости Господи!

— Ну, так иди и впредь поступай с другими точно так же, как хочешь, чтобы они поступали с тобой.

Сейчас я очень благодарна обеим бабушкам. Каждое поколение стремится передать последующему лучшее из того, что сумело обрести. Помню их, молюсь за них, и искренне верю, что по милости Божьей они обрели Царствие Небесное.

Они, как два полюса, равнопритягательные для меня, все-таки направляли и формировали суть моего мировоззрения. Наверное, чтобы отыскать собственный путь к Богу, пусть тернистый и ухабистый, мне стоило пройти эти крайности. В конце концов, они помогли мне разобраться, где Истина, в чем она для меня.

А потом — копать, процеживать собственную суть, чтобы отыскать эти токсические ингредиенты. И переплавить их в исконное состояние — Любовь к Богу без манипуляции, верность своим идеям — без желания «идти по головам».

Придет пора — и я тоже стану бабушкой. Самое время заглянуть в свой котелок — что я там наварила? Чем сейчас кормлю ближних, чем угощу внуков?

Елена СЕЛИФОНОВА

Вечерняя Уфа / епархия-уфа.рф

Поделиться
(с) Уфимская епархия РПЦ (МП).

При перепечатке и цитировании материалов активная ссылка обязательна

450077, Республика Башкортостан, г.Уфа, ул.Коммунистическая, 50/2
Телефон: (347) 273-61-05, факс: (347) 273-61-09
На сайте функционирует система коррекции ошибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: