Недостойная Пасхи
14.05.21
Недостойная Пасхи
14.05.21

— Света, Христос Воскресе!
— Эм-м… ну да, Воскресе. И тебя с праздником! Она бочком «стекает» мимо меня вниз по лестнице, а я торчу как соляной столб и гляжу ей вслед. Соседка в грязной рубашке, завязанной узлом, старых джинсах тащит под мышкой таз и ведро. Это в Пасху…

«Так, стоп, — говорю я себе. — Ты сейчас чем занимаешься — ближнего осуждаешь? Фарисействуешь? Мол, ты такая правильная, из церкви идешь, а эта мадам, судя по всему, все утро квартиру генералила, а теперь на дачу хлам везет?
А ну-ка, прекрати! Светлана — христианка, в одну церковь с тобою ходит. Может, помощь человеку нужна? Может, случилось что?»

Светка возвращается порожняком от машины, а я спрашиваю:
— Можно к тебе на чаек? У меня семья после храма прогуляться решила, не знаю, куда себя деть. Давай вместе, что ли, погрузочно-разгрузочными работами займемся?

Постепенно, слово за слово, и соседка вдруг признается:
— Пасху я не заслужила, Лена.
— В смысле, не заслужила? — поперхнулась я чаем.
— А так. На работе завал отчетов у меня перед отпуском. Сижу сутками уже полнедели, ни кулича, ни яиц. Атмосферу праздника семье не создала. Это раз.
Поститься — не постилась, это два. Решила хотя бы Страстную неделю выдержать, так не поверишь — всю неделю о любимой пироженке тирамису думала. Купила, решила: после полуночи слопаю. Час не дотерпела, ча-а-ас! Как маленькая, честное слово!

Она глядит откровенно виновато. Так может смотреть человек, которого застукали за поеданием пирожного за час до конца поста. «Так ведь пост, матушка! До первой звезды — низ-з-зя!»

А Светка дальше посыпает свои раны перцем:
— Короче, Крестный ход, ночную пасхальную службу пропустила — отчеты добивала, проснулась в 8.30, еще могла успеть на литургию. Но с такой невыспавшейся физиономией не пойдешь ведь, да еще ненакрашенная? Пока собиралась, уже 9.30 – ну, куда? Сидела и злилась на себя. Пасха — это ж центральное событие в человеческой истории! Новая эра! А я глаза вовремя разлепить не удосужилась! И самое главное — если бы это было для меня важно — ну, например, за неявку меня бы оштрафовали — я бы как миленькая прибежала! Сонная, всклокоченная, ненакрашенная — любая!
Эх, Светка, Светка! Мне и жалко ее, и помочь хочется, и нужных слов боюсь не найти. Да разве же в праздничном антураже дело? Или в не дожившем до конца поста тирамису?

— Света, а в душе твоей Пасха какие эмоции вызывает? Вот ты сейчас сидишь, чувством вины мучаешься… Пост не соблюла. Яйца не покрасила, кулич не испекла. И даже — о, Боже! — вместо пасхальной службы рабочие отчеты чуть не до утра строчила. А под этим всем — есть в тебе радость, что Господь воскрес? Или только метания проштрафившейся души?

Светка сосредоточенно разглаживала мятый край рубахи.
— Не знаю, стыдно мне, так стыдно перед Ним… Недостойна я этой радости. Если бы я хоть чуточку напряглась! А так, смешно сказать — свекровь-атеистка мне яиц крашеных принесла, с Пасхой поздравила!

-Бог с тобой! — почему-то легко и счастливо говорю я. — Да кто ж из нас достоин-то? Да хоть всю жизнь на коленках в молитве простой — разве заслужишь такой великий день, как Пасха? В том-то и суть, что Господь не смотрит на нашу недостойность, всех нас одинаково своим Воскресением спасает. И тех, кто постился, и тех, кто не утерпел, да и сожрал-таки любимую пироженку.
Вот ведь далось мне это тирамису! Но разве ж оно что-то меняет? Конечно, Пасху принято отмечать. И то, что моя приятельница ни себе, ни своей семье этот праздник не смогла организовать — конечно, печально. Обидно. Где-то даже перед самой собой стыдно. Но праздник внешний — это же продолжение праздника внутреннего! Нутром чую, вот это ее самобичевание — на радость темным силам, поскольку отсутствие внешнего праздничного оформления в ней вдруг убило и ощущение величайшего праздника души. Форма убила суть. А суть в чем? Христос Воскресе! Что может быть сильнее этого?
— Посидела я, поглядела по сторонам — квартира не прибрана, еды нет — я же по уши в работе,- продолжала убиваться Света. — И вдруг поняла, что единственное, чем остро хочу сейчас заняться, — это уборка. Свекровь в шоке: в праздник прибирать — грех! А я чувствую, что ничего кроме уборки и расхламления квартиры меня сейчас не спасет. Ну, остальное ты видела — 8 мешков на дачу, 12 — в мусорку, еле стаскали с тобой… Получается — все закономерно: я не попала на Пасху, потому как недостойна ее.
Сколько раз замечала — стоит начать осуждать себя, прям жестко, до нелюбви к себе — сразу же в Божьей любви сомневаться начинаешь. Да и по сути — ну кто не падал? Апостол Петр — и тот трижды отрекся. А кого само-осуждение к еще большему греху привело? Правильно, Иуду!

Обнимаю Светку крепко-крепко.
— Так, уборку мы с тобой закончили? Отчеты ты свои тоже все сдала? Слава Богу! А теперь, красавица, собирайся — будем тебе персональную Пасху устраивать. Чтоб через полчаса одетая была! В церковь тебя поведу Божье Воскресение славить!
Да, это именно то, что нужно было сделать, ведь лучше поздно, чем никогда. А вообще, лучше – всегда. Мы ж православные. Для нас в каждой ситуации, в каждом дне, до скончания веков — Христос Воскресе!

Елена СЕЛИФОНОВА

Вечерняя Уфа / епархия-уфа.рф

 

 

Поделиться
(с) Уфимская епархия РПЦ (МП).

При перепечатке и цитировании материалов активная ссылка обязательна

450077, Республика Башкортостан, г.Уфа, ул.Коммунистическая, 50/2
Телефон: (347) 273-61-05, факс: (347) 273-61-09
На сайте функционирует система коррекции ошибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: