Белые стены, голубые купола… (Заметки о паломнической поездке)
16.09.19
Белые стены, голубые купола… (Заметки о паломнической поездке)
16.09.19

Для нынешней Уфы белокаменные постройки не характерны. Когда, после долгого дня пути, предстал перед нами остров-град Свияжск, душу охватило щемящее чувство, которому трудно было подобрать определение. Белые стены и башни на фоне вечерних облаков, служба в Иоанно-Предтеченском монастыре, наконец, прогулка по ночному Свияжску, произвели необыкновенное впечатление. Оглушительная тишина, отсутствие людей, ощущение полной безопасности. И нереальности происходящего… Одно- и двухэтажные городские домики удивительно гармонично сочетаются с величественными монастырскими строениями, некоторым из которых около 500 лет. Именно тогда, при покорении Казани, возник Свияжск, как форпост, а впоследствии, как духовный центр и первый русский город на огромной территории бывшего ханства.

В настоящее время, Богородице-Успенский монастырь Свияжска признан объектом Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Визитной карточкой острова стали три храма Иоанно-Предтеченского монастыря, где заночевала наша группа. Прекрасный в своём величии, византийский собор начала XX в. в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» — самая поздняя постройка монастыря. Рядом белокаменная Сергиевская церковь XVII в., это трапезная с дугообразными сводчатыми, как в Грановитой палате, потолками.

Наконец, самая древняя и уникальная Троицкая церковь — один из немногих, сохранившихся в России с XVI в., памятников деревянного зодчества. Собранная без единого гвоздя, с одной главкой, покрытой лемехом — деревянной резной черепицей. Изнутри она поражает предельной аскетичностью убранства. Возможно, именно в такой церкви венчались герои пушкинской повести «Метель».

А по каменистым, спускающимся к реке, улочкам Свияжска, могли ходить персонажи пьес Островского.

Уже при свете дня, когда мы в последний раз прошлись по городу, снова возникло чувство ностальгии и утраты того, чего мы никогда не знали, но о чём всегда помнили — благодаря книгам, фильмам, а может, генетической памяти, кто знает. Я имею в виду ту самую Россию, купеческую и дворянскую, умеренно патриархальную, с многочисленными церквями и колокольными звонами.

Когда наш автобус взял курс на Казань, на горизонте, между небом и водой, прощально сверкая куполами и стенами, вновь возник чудный остров-град, сказка под названием «Свияжск».

Казань встретила нас солнечной погодой и поразила своим респектабельным, западноевропейским обликом. Именно такое впечатление оставляет панорама города со смотровых площадок Кремля.

Кремль — это сердце Казани, место, где присутствует сама История. На одном пространстве смешались разные эпохи, архитектурные стили и религиозные конфессии. Белокаменный Благовещенский собор, заложенный самим Иваном Грозным, старейшее здание Казани, с фресками XVI в. и чугунными плитами на полу.

Такими же плитами, сделанными на демидовском заводе, покрыт пол в Петропавловском соборе XVIII в., самой высокой церкви в городе, с узорчатым, как у Василия Блаженного, куполом.

И, конечно, первой святыней, которую мы посетили при въезде в Казань, была Крестовоздвиженская церковь, с иконой Казанской Божией Матери.

А последним местом нашего пребывания в городе, стал Свято-Успенский (Зилантов) монастырь, белые стены и голубые купола которого хорошо видны из Кремля на противоположном берегу Казанки.

» Зилантов»- это топоним, по названию мифического дракона, обитавшего на горе, прозванной «змеиной», где с XVI в. располагается монастырь. А дракон с тех пор перекочевал на герб Казани.

После вечерней службы и трапезы, настоятельница согласилась встретиться с нами и показать храмы монастыря, которые открыли специально для нас. Матушка Сергия, невысокая, плотная, с открытым, немного детским лицом, рассказывала о монастыре, его святынях и реликвиях, своём пути в монашество. Монастырский двор был безлюден и погружён в ночную тишину, два больших прекрасных храма, Успенский и Троицкий стояли, освещённые луной. В первом, кроме икон и святых мощей, были замечательные стенные росписи, во втором — уникальный иконостас из резного дуба, не покрытого позолотой. Вместе с настоятельницей мы переходили из одного храма в другой. Матушка Сергия была неутомима. Она беседовала с нами о жизни и вере, просто и доходчиво, как это умеют делать священники, доводя до нас важные истины. Прощаясь, она нас благословила.

«Цвет небесный, синий цвет» — писал Пастернак, переводя стихи грузинского поэта Бараташвили. Главная святыня Раифского монастыря — икона Божией Матери Грузинская. Основанный в XVII в., монастырь великолепен и красив. Обнесённый стеной, он включает 4 белокаменных храма в стиле классицизма, и в русском стиле. Обитель окружают озеро и заповедный лес. При монастыре есть приют для мальчиков из неблагополучных семей и сирот.

Это последний этап нашей поездки. Мы прибыли туда утром, предполагая причаститься. И здесь произошла ещё одна знаменательная встреча. Батюшка, исповедовавший нас, не был снисходителен. Он заставил нас задуматься о смысле и форме исповеди, почти никому не отпустив грехи с первого раза. Это было ошеломительно и непривычно, но очень действенно. Как будто тебя лицом к лицу поставили перед собственными грехами, не давая уклониться, а потом великодушно простили… Мы испытали небольшое, но настоящее духовное потрясение, некоторых из нас, включая автора этих строк, прошибли слёзы. Напоследок, собрав нас, батюшка, уже менее сурово, с пониманием и сожалением, ещё раз разъяснил нам наши ошибки и заблуждения. Будучи под сильным впечатлением, мы даже не спросили его имени, увы. Сейчас я понимаю, что именно таким должен быть священник в монастыре, где на попечении находятся трудные подростки…

«Всякое дыхание да хвалит Господа» (Небольшое отступление).

В Успенском монастыре поют птицы, а в Раифском — молчат лягушки, вот такое местное чудо. А ещё… кошки! И в Свияжске, и в Раифском. Их много — белые, чёрные, рыжие, пятнистые, пушистые и не очень. Они живут в довольстве и гармонии с обитателями монастыря и его посетителями. И ещё розы. Они растут везде, без красивых и ухоженных цветников трудно представить себе монастырь в России.

А у нас был свой цветок — 9-летняя Полина-Параскева, ангелочек, чьё присутствие и щебетание всегда поднимало нам настроение. И ещё один ангел-хранитель — наша сопровождающая Наталья Викторовна. Она заботилась о нас, и не давала забыть, что мы в паломнической поездке, где главное — это духовный труд (молитва). Возможно, благодаря её настоятельному призыву помолиться, ещё на пути в Свияжск, мы выбрались из гигантской пробки. Тогда огромные фуры, облепленные легковушками, выстроились сплошной стеной на много километров вперёд. Каким-то чудом, мы смогли объехать её по просёлочной грунтовой дороге.

Обратный путь, по всеобщему мнению нашего дружного женского коллектива, был, на удивление скорым и лёгким.

Спасибо «Уфимскому паломнику»! Слава Богу за всё!

(Уфа — Свияжск — Казань — Раифа — Уфа) 14.09.2019 -16.09.2019

ФОТОАЛЬБОМ

Поделиться
(с) Уфимская епархия РПЦ (МП).

При перепечатке и цитировании материалов активная ссылка обязательна

450077, Республика Башкортостан, г.Уфа, ул.Коммунистическая, 50/2
Телефон: (347) 273-61-05, факс: (347) 273-61-09
На сайте функционирует система коррекции ошибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: