Антипов Д., иер. Судьба святыни земли Уфимской — Табынской иконы Божией Матери в свете творчества М.А. Чванова
18.03.24
Антипов Д., иер. Судьба святыни земли Уфимской — Табынской иконы Божией Матери в свете творчества М.А. Чванова
18.03.24

УДК 281/93

Клирик Салаватской епархии,
настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы
д. Столяровка Мелеузовского р-на РБ
Иерей Дионисий Антипов,
студент 1 курса магистратуры Оренбургской духовной семинарии

 

Судьба святыни земли Уфимской — Табынской иконы Божией Матери в свете творчества М.А. Чванова

 

Аннотация: В данной статье проводится исследование судьбы Табынской иконы Божией Матери в контексте творчества М.А. Чванова. Работа освещает историю обретения чудотворной иконы, ее роль в духовной жизни людей не только в Башкирии, но и в других регионах России. Изучение данного вопроса поможет проанализировать особенности религиозной жизни населения, влияние иконы на культурные и социальные процессы и способствует выстраиванию межконфессионального диалога. Автор работы подробно освещают историю Табынской иконы, дополняя данные исследования археологическими раскопками и документами допетровского периода. Весь материал позволяет более глубоко понять историю и значение этого вопроса в религиозной жизни современной России.

Ключевые слова: икона Табынской Божией Матери, религия, православие, крестный ход.

 

Сведения об авторе: Иерей Дионисий Антипов, настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы д. Столяровка Мелеузовского р-на РБ, студент 1 курса магистратуры Оренбургской духовной семинарии

 

Исследование судьбы  Табынской иконы Божией Матери – Святыни Башкирии, которую почитают и в Оренбуржье, Самаре, за Уралом имеет актуальность в контексте изучения истории религиозных культов и иконописи на территории России. Исследование судьбы Табынской иконы Божией Матери может пролить свет на историю образа и его роль в духовной жизни людей не только Башкирии, но и Оренбургской области, некогда единой епархии, а также других регионов государства. Данное исследование поможет наиболее полно и всесторонне проанализировать особенности религиозной жизнедеятельности и верований населения регионов, а также влияние иконы на культурные и социальные процессы.

Историография Табынской иконы восходит к XIX в. В 1848 г. в г. Оренбурге вспыхнула эпидемия холеры, затем эти вспышки стали ежегодными, пока в 1854 г. сюда не принесли Табынскую икону. Чудотворная икона «усмирила» эпидемию, поэтому в следующем 1855 г. оренбургский голова и поверенный от жителей Стерлитамака обратились к преосвященному Антонию с просьбой официально узаконить перенесение Табынской иконы, как чудотворной, крестным ходом из села Табынского в Стерлитамак и Оренбург. Преосвященный Антоний заручился поддержкой генерал-губернатора, но прежде чем отправить официальную просьбу в Синод, он поручил протоиерею Иоанну Гуменскому, священнику Вознесенской церкви села Табынского, произвести «надлежащее расследование древности и досточтимости святой иконы». Об этом пишет сам И. Гуменский в «Сказании» (около 1870 г.), созданном на основе немногих сохранившихся документов и устойчиво бытовавших местных преданий. Очевидно, И. Гуменскому своим «Сказанием» удалось доказать досточтимость Табынской иконы, убедить в этом преосвященного Антония, который послал запрос о крестном ходе в Синод [3].

Особое внимание можно уделить работе Р. Игнатьева, научно-исследовательская и издательская деятельность которого в конце 1860-х гг. находилась на подъёме. Он активно занимается археологическими раскопками, изучает документы допетровского периода местной истории, видимо, по заказу редактора «Уфимских губернских ведомостей» проводит осмотр Табынской иконы Божией Матери, пишет ряд работ по истории православной церкви и русскому фольклору. 7 Сентября 1865 года икона была доставлена в Оренбург, где должна была находиться до 16 октября. В свете данных событий, в своей работе «Заметки об иконе Божией Матери Табынской» Р. Игнатьев подробно освещает историю обретения чудотворной иконы, приводит ее описание [1].

Сказание об иконе в дальнейшем использовали все, без исключения, авторы, писавшие о крестном ходе с Табынской иконой. Основательное исследование провел священник Н. Модестов. Он пишет, что оказался случайным свидетелем встречи оренбуржцами крестного хода с Табынской иконой 7 сентября 1910 г. и был поражен массовым духовным порывом, торжественностью «радостной встречи оренбуржцами этой святой иконы [2]. Известный историк Оренбургской епархии священник Н. Н. Модестов, пораженный великим народным почитанием Табынской иконы на огромной территории России, посвятил ей специальную работу, опубликованную в 1914 году в «Трудах Оренбургской ученой архивной комиссии»: «Село Табынское и Вознесенская пустынь. Табынская икона Божией Матери. Крестный ход из села Табынского…». Ученый считал ее копией Казанской иконы. Икона имела большой размер и древнее происхождение. Модестов предположил, что она могла быть из Вознесенской пустыни и была утеряна в результате нападений башкир.

В советское время изучение истории Табынской иконы Божией Матери прекратилось, о ней писали в негативном плане, как о досадном пережитке прошлого.

Изучение данного вопроса возобновилось с новой силой после распада СССР. Заслуживает внимания статья Н С. Шибанова «Казачья заступница и покровительница: Табынская икона Божией Матери». Статья Н.С. Шибанова рассказывает об истории и чудотворной силе Табынской иконы Божией Матери. Автор, сам из казачьего рода, пересказывает семейные воспоминания о поклонении этой иконе, а также личный опыт посещения святого родника и участия в праздничных мероприятиях в Табынске. Статья также описывает события, связанные празднованием в честь иконы в разные периоды времени, в том числе в советское время и в 1992 году. Автор подчеркивает значение Табынской иконы для казачьего народа и рассказывает о том почему эта икона является заступницей и целительницей для верующих.

Среди работ современных исследователей можно назвать работу М.А. Чванова. Так, история Табынской иконы Божией Матери была изучена в работе Чванова М.А. «Русский крест. Очерки русского самосознания». В этом труде автор рассматривает различные аспекты религиозной жизни и русской православной культуры, в том числе историю и значения икон в православной вере [5].

Как пишет М.А. Чванов: «по преданию, первое явление Табынской иконы Божией Матери было в последней четверти XVI или первой четверти XVII века, когда ее впервые увидел монастырский иеродиакон Амвросий. После этого случилось много чудес, и икону несколько раз переносили. Во время восстаний монастырь неоднократно сжигали, в конце концов он был полностью уничтожен в 1663 году. Точное местонахождение иконы после этого события было неизвестно, но через век она снова явилась на том же месте» [4].

В дальнейшем святая икона во второй раз была найдена тремя пастухами-башкирами, которые из-за ненависти к христианству издевались над иконой, и у них было отнято зрение. Один из них стал молиться и прозрел, после чего он и двое других начали чтить икону. Икону перенесли в церковь села Табынска, где она получила название Табынской. Одним из пастухов, крестившимся и ведущим особую жизнь, жил невероятно долго, но его имя и место погребения неизвестны.

Табынская икона Божией Матери напоминает Казанскую, но имеет некоторые различия, такие как вытянутая форма ликов и личико Богомладенца плотно прилегает к лику склонившейся к нему Божией Матери (это основное отличие от Казанской иконы). Возникал вопрос, является ли она точной копией Казанской. Табынская икона выглядит более древней, в то время как Казанская была написана недавно перед взятием Казани. Несмотря на множество точнейших списков с Казанской иконы, ни один из них не похож на Табынскую.

Как полагает М.А. Чванов, Табынская икона Божией Матери не была написана в Вознесенской пустыни и явилась туда, возможно, из Хазарской епархии до образования пустыни. Некоторые утверждают, что она не является копией Казанской иконы, а обладает большим количеством иконографических деталей. Табынская икона стала относиться к местнопочитаемым иконам на Урале и Зауралье, в то время как Казанская икона Божией Матери стала заступницей всей России. Эта версия может показаться фантастической, но М.А. Чванов приводит ее также. Исследователь задается вопросом, что  Табынская – список с одной из еще более древних икон, пришедшая в будущее в Россию перед судьбоносным переломом. С этой мыслью М.А. Чванов изучал сотни икон в крипте собора Александра Невского в Софии и посещал древние православные монастыри, но нигде не нашел подобного [5].

Табынскую икону считали помощницей в усмирении всяких недовольств и восстаний. Вот свидетельство некоего П. Д. Райского, касающееся событий в Оренбурге, относящихся ко времени Первой русской революции: 10 октября 1906 года в Оренбурге в честь годовщины освящения кафедрального собора прошло шествие с иконами и красными флагами. Народ молился и пели церковные песнопения, затем были провозглашены молитвы за царя и различных чиновников. В конце мероприятия все присутствующие пожелали царю и другим важным лицам долгих лет.

В 1919 году белая банда генерала Дутова похитила древнюю икону Табынской Божией Матери и увезла ее в Китай. Верующие надеются, что Божия Матерь Сама повторно явится во благовремении, но до сего времени ее местонахождение неизвестно.

Несмотря на исчезновение святыни, русский народ не перестал глубоко ее почитать. Однако советское руководство крайне негативно относилось к религиозному подъему общества, когда еще до окончания гражданской войны, в 1922 году, власти запретили праздник в честь иконы – в 9-ю пятницу по Пасхе. В дальнейшем гонения на Русскую Православную Церковь лишь усилились, повсеместно закрывали храмы и приходы, священнослужители подвергались гонению и аресту. Церковь в Табынске закрыли в 1929 году, запретив крестный ход на Святые ключи из Уфы и из Оренбурга, но, не смотря на это, власти не смогли остановить  Крестный ход с одним из списков Табынской иконы из Казани.

Во время Великой Отечественной войны советское руководство сделало некоторые послабления для Церкви, что позволило добиться разрешения Крестного хода в 1947 году.  Однако в 1948 году был введен запрет не только на Крестный ход, но и на моление на месте явления иконы. Над Святыми ключами возле Табынской часовни сначала построили лечебницу, но после публикации злобной статьи в журнале часовня и пещера были взорваны, а родник забетонирован. Власти также пытались убрать память о Святых ключах, спилив деревья и засыпав место мусором. Паломники собирались у старой березы, но власти ее спилили и загородили колючей проволокой. В конце концов, даже пень сожгли и затоптали его место. На месте старой березы теперь стоит памятный столб с именем Табынской иконы.

Что же стало со Святым источником после взрыва? Через какое-то время вода начала исходить множеством ключей на всем протяжении горы, укрывающей Святое подземное озеро.

В 1948 году епископ Чкаловский и Бузулукский Мануил (Лемешевский) после долгого перерыва возобновил традицию крестного хода с местночтимой Табынской иконой Божией Матери. Впоследствии это событие стало одним из поводов для заведения уголовного дела и очередной ссылки владыки в лагеря. В крестном ходе принимал участие келейник владыки Мануила Иоанн Снычев – будущий митрополит Петербургский и Ладожский, который в последующем написал акафист иконе.

Владыка Мануил много сил потратил для восстановления почитания чудотворного образа. Но в то же время печалился, что нет у иконы подобающего акафиста. Его написал отец Иоанн. Вот как он сам это описывал: «Как-то Владыка отбыл обозревать свою епархию, а я по разным причинам остался дома. И вдруг в это самое время у меня появилось непреодолимое желание написать акафист Богородице. Я взял оставленную старцем книгу описания истории Табынской иконы Богоматери, прочитал внимательно, помолился и приступил к составлению. Дело шло быстро и хорошо. К вечеру следующего дня акафист был уже отпечатан на машинке. Я аккуратно обернул его чистой белой бумагой и написал нежными тонами: «Дар Неба». Сам ликовал от радости, что исполнил давнишнее желание старца, но возникал вопрос: примет ли мой скромный дар Царица Небесная? Скоро возвратился Владыка, и на лице его отразилось радость» [3].

В 90-е гг. прекратились гонения на Церковь, что позволило в какой-то степени восстановить Святой источник и облагородить местность.  Накануне 2000-летия христианства, накануне 400-летия первого обретения Табынской иконы Божией Матери начались активные поиски ее. Возглавил их настоятель Табынского храма отец Владимир (Сергеев).

Предпринималось множество попыток разыскать икону. Так,  назначенный на Уфимскую кафедру епископ Уфимский и Стерлитамакский Никон (теперь митрополит), ознакомившись с историей епархии и историческими источниками, связанными со святынями Башкирии, предпринял попытку поиска некогда бывших пяти чудотворных икон епархии, в том числе и Табынской. Им были написаны письма-обращения к главе Русской Православной Церкви Заграницей и Папе Римскому. Множество писем было написано к соотечественникам, проживающим в США, Австралии, Новой Зеландии, Италии, Испании, Португалии, Канаде, то есть в те страны, где жили большие диаспоры русских и украинских эмигрантов, которые могли знать об иконе. Но отовсюду приходили отрицательные ответы. В конце 1990-х годов владыка дважды обращался в редакцию телепередачи «Жди меня», которую смотрят во многих странах. После телепередач приходили письма людей, имевших такие иконы, однако после их осмотра мы убеждались, что это дореволюционные копии.

Несколько раз владыка организовывал поездки ученых-краеведов в Китай, откуда привозили много свидетельств об иконе, но конкретно никто не назвал место ее нахождения до сего дня. Кроме этого, владыка обращался к министру иностранных дел С.В. Лаврову, который дал соответствующие рекомендации по поискам иконы.

Как полагает М.А. Чванов, икона Табынской Божией Матери находится в Китае, ее поиски продолжаются, что, несомненно, требует выстраивания диалога не только властей, но и всего религиозного сообщества. В данном случае  межкультурный, межконфессиональный диалог играет ключевую роль. Необходимо наладить сотрудничество между правительством, Церковью и населением для успешного поиска иконы и сохранения ее ценности для всех верующих. Важно понимать культурные и религиозные особенности друг друга, чтобы совместно действовать в этом вопросе. Только через диалог и сотрудничество можно добиться успеха в таком важном деле [5].

Таким образом, Табынская икона Божией Матери является одной из самых загадочных и чудотворных икон в России. Легенды о её явлении, перемещениях и чудесах окружают эту икону, делая её особенно почитаемой. Важность и значимость Табынской иконы подчеркивается различными историями и представлениями, которые связывают её с чудесами, святыми местами и событиями. Несмотря на смутную историю и неоднозначные сведения о её местонахождении, для многих людей Табынская икона остаётся объектом особого почитания и поклонения. Значимость иконы является неоспоримой, поскольку ее чудодейственная сила проявляла себя множество раз в самые тяжелые исторические периоды жизни русского народа и всей Церкви в целом. Икона почитается всеми православными верующими. Как подчеркивает М.А. Чванов: «Табынская икона Божией Матери почиталась и почитается старообрядцами, она как бы незримо соединяет собой две разорванные ветви Русской Православной Церкви. Может, именно ей суждено наконец объединить их? Почиталась она и многочисленными сектами, помогая многим заблудшим членам их вернуться в Православие».

 

Литература:

  1. Игнатьев Р.Г. Собрание сочинений (уфимский и оренбургский период) / Ответственный редактор В.А. Лабузов; составитель М.И. Роднов. Т. II: 1866–1868 годы. – Уфа [Электронный ресурс], 2011. – 290 с.
  2. Модестов Н.Н. Село Табынское и Вознесенская пустынь : Табынская икона Божией Матери и крестный ход из села Табынского в г. Оренбург и другие места Оренбургской епархии: (Ист.-археол. очерк) / Сост. д. чл. оренбург. учен. архив. комис. свящ. Николай Модестов. – Оренбург: Губ. тип., 1914. — 80, III, 1 л. фронт. (ил.); 23.
  3. Столп православия [Электронный ресурс]. URL.: http://baklykov.info/pravoslavie/stolp-pravoslaviya.html (дата обращения: 17.03.2024)
  4. Филиппова И.А. Репрезентация русской ментальности в фольклоре оренбургских казаков: автореферат дис. … кандидата филологических наук : 10.01.09 / Филиппова Ирина Александровна; [Место защиты: Челяб. гос. ун-т]. – Челябинск, 2007. – 22 с.
  5. Чванов М. А. Русский крест. Очерки русского самосознания. / Отв. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2012. – 608 с.
Поделиться
(с) Уфимская епархия РПЦ (МП).

При перепечатке и цитировании материалов активная ссылка обязательна

450077, Республика Башкортостан, г.Уфа, ул.Коммунистическая, 50/2
Телефон: (347) 273-61-05, факс: (347) 273-61-09
На сайте функционирует система коррекции ошибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.