70-летний юбилей настоятельницы обители игуменьи НАТАЛИИ (Ефремовой).

Торжества по случаю 70-летнего юбилея со дня рождения настоятельницы Благовещенского женского монастыря г. Стерлитамака игуменьи Наталии (Ефремовой)

 

5-6 февраля 2006 года, накануне и в день памяти святой блаженной Ксении Петербургской, в Благовещенском женском монастыре г. Стерлитамака прошли торжества, посвященные 70-летнему юбилею настоятельницы обители игуменьи НАТАЛИИ (Ефремовой).

Торжественные богослужения накануне и в день юбилея, 6 февраля, возглавил протоиерей Сергий Дроздов, секретарь Уфимской епархии, настоятель Князь-Димитриевского храма г. Салавата. Ему сослужило 14 клириков Уфимской епархии. За богослужениями молились настоятельницы женских обителей г. Стерлитамака: игуменья Наталия (Ефремова), настоятельница Благовещенского женского монастыря, имонахиня Иоанна (Смолкина), настоятельница Богородице-Табынского женского монастыря Красноусольский курорт Гафурийского р-на.

По благословению Высокопреосвященнейшего НИКОНА, Архиепископа Уфимского и Стерлитамакского, игуменьи Наталии была вручена почетная грамота во внимание к трудам в созидании святой обители и в честь 70-летия со дня рождения.

В ответ на многочисленные поздравления и пожелания в ее адрес, матушка игуменья сказала о желании своего сердца достичь спасения души со всеми сестрами обители, которые сейчас живут в монастыре. Этим монастырем матушка Наталия руководит уже 10 лет, награждена орденом Святой Равноапостольной Ольги и крестом с украшениями.

Матушка Наталия большую часть своей жизни провела в миру и 57 лет звалась Ниной Григорьевной Ефремовой. Но ее путь к Богу начался едва ли не с самого рождения.

Рассказывает игуменья Наталия: Сколько себя помню, мы с сестрой Алевтиной всегда ходили в церковь. Наш отец, человек глубоко верующий, всю жизнь пел на клиросе единственного тогда на весь Ульяновск действовавшего храма Божьей Матери «Неопалимая Купина». Он и умер в церкви, во время ночного дежурства. Мы с сестрой очень любили и уважали отца. Он из раскулаченной семьи: хозяйство их разорили, хлеб, корову, другую живность конфисковали, а самого отца арестовали за антикоммунистическую агитацию. Правда, потом неожиданно выпустили. Но своей набожности он никогда не скрывал. И нас, своих детей, учил верить и не бояться этого. После медицинского техникума, по распределению направили в сельскую местность, в межрайонную медлабораторию. Работала там за троих, а платили мне копейки. Объясняли, что среднему медперсоналу полторы ставки не положены. Нагрузка страшная, в лаборатории холодно, в моем кабинете выше плюс десяти температура зимой не поднималась. Я часто болела, но духом не падала. Я вообще веселая в молодости была, сверстники тянулись ко мне. Мы с Алевтиной были усердными прихожанками долгие годы. Сестра, страдавшая тяжелым сердечным заболеванием и имевшая инвалидность, посвящала церкви все свое время. Я же в течение тридцати с лишним лет работала в горбольнице, ухаживала за больными родителями, помогала сестре. Наш главврач очень уважал меня как работника, но моя вера была ему что кость в горле. Наш коллектив тогда боролся за звание «Бригада коммунистического труда», и все в нем были ударники коммунистического труда. Все, кроме меня. В моей трудовой книжке в графе «благодарности» не было чистого места, но в ударники я, конечно же, не годилась. И звание ветерана труда, когда пришло время пенсии, мне не присвоили. Было тяжело, но я понимала, что это мой путь и пройти его нужно достойно. (Воронова Марина МАТУШКА // газета «Стерлитамакский рабочий», 15 февраля 2006)

- Матушка Наталия, вы ведь сами в Иверском монастыре г. Самары монашеский путь начинали?
- Да, в Иверском. Пострижена я была еще когда жила в Ульяновске. Мой духовник - архимандрит Ювеналий - служит в Ижевской епархии. Он благословил на постриг. Поехали мы с сестрой (мы с ней вдвоем жили) в Троице-Сергиеву Лавру - и там благословляют: «Пора постригаться!» Я в церкви все послушания прошла. И вот отец Ювеналий нас постриг. Полгода еще прожили дома, читали духовные книги. До этого я не вникала, что монах должен жить в монастыре. А тут читаю - и дошло: по своей воле опасно жить. Владыка Никон пригласил: «Приезжайте!» В Уфимской епархии монашеская жизнь только начиналась. И мы сами как младенцы… Приехали. Мать Рафаила, старшая, была очень строгая. Неделю прожили - нет, впору бежать!.. Хотели возвращаться в Ульяновск. А Владыка отговорил: «Поезжайте в Самару, посмотрите, как там сестры живут…». Мы и не надеялись, что нас возьмут в Иверский монастырь: мне было 59 лет, сестре 57 - куда нам, старым! А Иверский был уже знатный монастырь. Но отец Моисей поехал с нами и нахвалил нас матушке игуменьи. Мы с ним еще по Ульяновску были знакомы. Матушка Иоанна пригласила нас к себе. И… стала уговаривать. Говорила, что в миру монаху жить легче, но в монастыре спасительнее. Труднее, но спасительнее. И мы остались. В Иверском я сразу для себя положила: плохо или хорошо - беспрекословно быть в послушании! Вскоре стала алтарницей. Прожили год и три месяца, и Владыка Никон забрал нас в свою епархию: набрались практики, пора! Ну ладно - 5-6 человек, как-нибудь управлюсь. Приехала, а тут 28 насельниц! Матерь Божия, что делать! Хоть караул кричи… А все устроилось. Из тех, с которыми мы начинали монашествовать здесь, самое ядро осталось.

 - А сестра ваша где?
- Сестра умерла год назад. Владыка Никон сам постриг ее в схиму, стала она схимонахиня Серафима. Полгода болела, язык у нее парализовало, инсульт. А разум полный был, все помнила. Кому память, обедни закажет, всех помянет. Все время сидела и молилась. Говорить не могла, так губами старалась выговорить. Врачи сказали, что она в первую ночь умрет - до утра не дотянет. Я среди ночи позвонила Владыке, и он распорядился: «Немедленно ее причастите!» - «Владыка, она не проглотит частицу!» - «Проглотит! Сейчас же причастите!» Видно, по его молитвам - она еще пожила. Отец Нил причастил ее, сестра проглотила Святые Дары. Утром врач пришла и удивляется: «Все еще жива? Таких чудес у нас обычно не бывает….» И опять медики уверяли, что больше недели Серафиме никак не протянуть. А она, слава Богу, полгода прожила. Мы ее соборовали, каждый день причащали. Через неделю Владыка приехал и постриг ее в схиму. После пострига в схиму она даже стала немножко вставать, - конечно, падала, руку сломала. Резко вскочит - хочется самой куда-то пойти - и упадет. Расшибалась, бедненькая. Есть не могла, только жидкое с трудом глотала. Все время молилась. Мы иногда магнитофон заведем, она слушает акафисты, Псалтирь и молча молится. За две недели до смерти вообще ничего, кроме Причастия, в рот не брала. Рвало ее сильно, открылись резкие боли. Я ей говорю: «Ты, может, ничего не ешь, потому что боишься - вырвет после Причастия? Ну давай не будем каждый день причащать». А у сестры на стене фотокарточка Владыки Никона была, - и она на Владыку показывает: «У-у! У!..» - он, мол, тебе даст! Владыка благословил - надо каждый день причащаться. В последний день отец Сергий пришел, она спала, глаза закрыты. Думаю: ну, не проглотит! Нет - как только батюшка пришел со Святыми Дарами, она глазки открыла, причастилась, все проглотила спокойно - и все… 21 октября в 7 утра она тихо умерла.
- Что ж - Господня воля, кому где быть… 

- И когда Владыка ее отпевал, наклонился рукописание вкладывать, она сама руку подняла и взяла. Сестры некоторые видели это. Значит, угодила Богу. Сразу стала сниться сестрам. То яблок кому принесет, то винограду: «Все ешьте, ешьте - у нас в саду всего много, на всех хватит!» А на сороковой день мать Евтропия видела ее во сне: вся она в белом, как невеста, в фате, все на ней сияющее, блестящее. Сестра моя заслужила, а я не знаю, что заслужу с суматохой этой.
- Кому-то надо же все эти хлопоты нести… - В бездну пойду… У меня же нет такой молитвы, в душе одна суета. Одна надежда - на милость Божию…

Ольга Ларькина «У нас в саду всего много!..» (Интервью с игуменьей Наталией Ефремовой) // Самарская православная газета «Благовест», 18.03.2005

 

Для того чтобы лучше представить настоятельницу монастыря, приводим рассказать о ней тех, с кем ей приходится общаться изо дня в день.

Инокиня Агния, 25 лет: 
— С матушкой Наталией мы познакомились в Самарском Иверском монастыре в 1996 году. Жили в одной келии и уже тогда знали, что такого честного и доброго человека нельзя не уважать. А когда стало известно, что ее переводят в Уфу, все сразу обнаружили, насколько сильно любят этого человека и не хотят с ней расставаться. Но сама матушка считала, что она должна нести этот крест. И не надеялась на свои силы, а уповала на помощь Бога. Ни одно дело не начинала без благословения Владыки, несла своему архиерею полное послушание и этим показывала пример сестрам. И всегда помнила, что за каждое свое дело и слово ей придется давать ответ Богу, и поступала так, как подсказывала совесть, невзирая на мнение окружающих. А непонимание и ропот со стороны некоторых людей воспринимала со свойственным ей смирением. В обращении с сестрами обыкновенно сдержанна и добра, но когда считает нужным, то говорит все в глаза без лицемерных прикрас. И всегда приходит на помощь, стараясь никому не отказывать ни в одной просьбе.

Татьяна Крайнова, регент хора: 
— Не устаю убеждаться в том, что Господь избрал матушку Наталию на это служение для спасения людей. Встреча с ней очень многим изменила жизнь. Порой ее речи, может, излишне строги, но сколько за ними любви и заботы — не передать! Бывает, после разговора с ней уходишь удрученная. Но все это от собственного непонимания: проходит немного времени, и Господь открывает глаза на истину… И все-таки гораздо чаще мы получаем через нее утешение. И при этом еще наносим ей обиды недостойными своими поступками. Как нелегок этот путь! Я преклоняюсь перед монашествующими людьми и восхищаюсь их мужеством, что, оставив суету мира, они погрузились в молитву о нем. Я знаю, что молитвы нашей дорогой матушки спасли меня от неверного шага в жизни. И через ее благословение Господь открыл мне много прекрасного, наполнившего всю мою жизнь истинным смыслом.

Инокиня Соломония, 22 года: 
— С матушкой Наталией я знакома с детских лет. Мы жили в Ульяновске и ходили в один храм. Она была старшей на клиросе (церковный хор), где моя мама только училась петь. И матушка помогала маме осваивать пение, церковный устав. И вот уже 20 лет мама поет. Семьи у матушки не было, она жила с младшей сестрой (ныне покойной схимонахиней Серафимой). Мы часто бывали у них в гостях. Дома все было очень просто и скромно. А меня всегда баловали гостинцами. Во всех делах и поручениях матушка очень ревностна и исполнительна. Она вспоминает, как в молодости выстаивала по две службы, а потом еще оставалась на уборку храма. Вместе с сестрой ездили по деревням и приходским церквям, помогали священникам, пели на клиросе. Матушке много приходилось учить чтецов и священников-новичков грамотному чтению, ходу службы. До сих пор эти батюшки-ученики, теперь уже протоиереи, вспоминают с благодарностью свою наставницу и шлют свои приветствия. Все это для матушки легко и желанно — жертвовать собою ради Господа. А я очень благодарна за то, что она пригласила меня погостить в монастырь на праздник Табынской иконы Божией Матери. Тогда я узнала, что это такое — служение Богу — и вот уже шестой год живу в обители и благодарю Господа за такую милость. Матушка для нас стала родною, мы к ней привыкли и очень ее любим! Конечно, бывают и неприятности — строгое обличение, наказание за провинность, но, умудренная жизненным опытом, она всегда поступает справедливо. И в этом есть любовь и забота о своих чадах, как говорил апостол Павел, «повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших».
Цит. по: Ирина Николенко Пример усердного труда // "Республика Башкортостан", 08.02.06. № 25

А накануне юбилея, в воскресенье, 5 февраля в ДК Железнодорожников в рамках этих торжеств состоялся праздничный концерт. Первым выступал Архиерейский мужской хор кафедрального собора г. Уфы. Зрители замерли, внимая торжеству духовных песнопений. Концерт вел клирик Свято-Никольского кафедрального собора диакон Пимен Трофимов, исполнивший также соло в одном из произведений. Помимо духовных песнопений звучали народные песни, марши т.д. Всего лишь год существует этот молодой коллектив, который напряженной работой и тщательным подбором кадров добился ощутимых результатов. В основе репертуара хора богослужебные песнопения Троице-Сергиевой Лавры.

Другим сюрпризом этого дня стало выступление Воскресной школы Свято-Троицкого хора г. Ишимбая. Настоятель Свято-Троицкого храма протоиерей Сергий Семенов сказал: — Мы специально сегодня приехали такой большой делегацией, чтобы поздравить игуменью Наталию с юбилеем, который каждый человек в жизни отмечает по-своему. Сейчас многие задаются вопросом: для чего необходимо монашество? Церковь говорит, что монашество — это соль земли российской, ибо монастыри рассыпаны по всей стране и словно светочи освещают путь всякому грешному человеку, показывая пример молитвы, воздержания, поста и усердного труда, который необходимо возлагать каждому человеку, служа Господу Богу, вере и правде. И монастырь, который возглавляет матушка Наталия, — тоже соль земли башкирской, потому как и в нем идет забота о людях, и в нем монахини являют пример смирения, терпения и послушания.