Священномученик протоиерей Николай Ермолов

Священномученик Николай Ермолов, входящий в собор Сибирских святых, с 1900 по 1919 год служил в храмах Уфимской епархии. Расстрелян 26 октября 1937 года. Вот мы узнали ещё одного святого, служившего в нашем крае.

Ирина Ентальцева


Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся 11 но­яб­ря 1874 го­да в се­ле Сек­ре­тар­ка Бу­гуль­мин­ско­го уез­да Са­мар­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Алек­сея Ер­мо­ло­ва.

По­сту­пив в Са­мар­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, Ни­ко­лай Ер­мо­лов окон­чил ее в 1897 го­ду и был опре­де­лен пса­лом­щи­ком и учи­те­лем в го­ро­де Бу­гуль­ме. В 1900 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и слу­жил сна­ча­ла в Бе­ле­бес­ском уез­де Уфим­ской гу­бер­нии, а в 1906 го­ду был пе­ре­ве­ден в се­ло Бой­ки Бир­ско­го уез­да той же гу­бер­нии.

По­сле ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий 1917 го­да в стране на­ча­лась граж­дан­ская вой­на. В 1919 го­ду вме­сте с от­сту­па­ю­щей Бе­лой ар­ми­ей отец Ни­ко­лай вме­сте с се­мьей от­пра­вил­ся в Си­бирь. В 1920 го­ду он был опре­де­лен на слу­же­ние в храм в се­ле До­ро­ни-но Бар­на­уль­ско­го уез­да. В 1924 го­ду отец Ни­ко­лай был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Ни­коль­ской церк­ви се­ла Ор­дын­ско­го Но­во­си­бир­ской епар­хии. В этом хра­ме отец Ни­ко­лай про­слу­жил до дня сво­е­го аре­ста в 1937 го­ду. В 1928 го­ду отец Ни­ко­лай был удо­сто­ен са­на про­то­и­е­рея.

За усерд­ное слу­же­ние Церк­ви Хри­сто­вой и му­же­ствен­ное про­ти­во­сто­я­ние об­нов­лен­че­ско­му рас­ко­лу свя­щен­но­на­ча­лие на­зна­чи­ло его бла­го­чин­ным Ор­дын­ско­го окру­га.

Во вре­мя оче­ред­ной вол­ны бес­по­щад­ных го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Ер­мо­лов был аре­сто­ван 27 июля 1937 го­да и за­клю­чен сна­ча­ла в ка­ме­ру пред­ва­ри­тель­но­го за­клю­че­ния при Ор­дын­ском от­де­ле­нии ми­ли­ции, а по­том пе­ре­ве­ден в тюрь­му в го­ро­де Но­во­си­бир­ске.

— К ка­ко­му цер­ков­но­му те­че­нию вы при­над­ле­жи­те? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— Я при­над­ле­жу к ста­ро­цер­ков­но­му те­че­нию, во гла­ве ру­ко­вод­ства ко­то­ро­го сто­ит по За­пад­но-Си­бир­ско­му краю ар­хи­епи­скоп Сер­гий (Ва­силь­ков). По СССР те­че­ние ста­ро­цер­ков­ни­ков воз­глав­ля­ет Мос­ков­ский и Ко­ло­мен­ский мит­ро­по­лит Сер­гий (Стра­го­род­ский).
— Пе­ре­чис­ли­те ва­ших близ­ких зна­ко­мых из цер­ков­но­слу­жи­те­лей.
— Имею близ­ких зна­ко­мых из слу­жи­те­лей куль­та: свя­щен­ни­ка се­ла Ка­мен­ка Ин­но­кен­тия Ки­ки­на, свя­щен­ни­ка Усть-Але­ус­ской церк­ви Пав­ло­ва и свя­щен­ни­ка Верх-Але­ус­ской церк­ви Гри­го­рия Ко­сы­ре­ва. В го­ро­де Но­во­си­бир­ске зна­ком с ар­хи­епи­ско­пом Сер­ги­ем (Ва­силь­ко­вым), его сек­ре­та­рем свя­щен­ни­ком Алек­сан­дром Ари­сто­вым...
— При ка­ких об­сто­я­тель­ствах вы с ни­ми по­зна­ко­ми­лись?
— Свя­щен­ни­ка Ин­но­кен­тия Ки­ки­на знаю с 1924 го­да с мо­мен­та мо­е­го вступ­ле­ния в обя­зан­но­сти свя­щен­ни­ка, я сде­лал к нему ви­зит, по­том он ко мне. Он ча­сто бы­ва­ет в Ор­дын­ске по цер­ков­ным де­лам и за­хо­дит ко мне. Я его так­же по­се­щаю два-три ра­за в год...
— След­ствию из­вест­но, что вы в 1920 го­ду за контр­ре­во­лю­ци­он­ную по­встан­че­скую де­я­тель­ность бы­ли аре­сто­ва­ны. Дай­те по­ка­за­ния по дан­но­му во­про­су.
— В 1920 го­ду в рай­оне се­ла Ко­лы­вань на­ча­лось вос­ста­ние, на­прав­лен­ное к свер­же­нию со­вет­ской вла­сти. Я в это вре­мя был в се­ле До­ро­ни­но в ста со­ро­ка ки­ло­мет­рах от Ко­лы­ва­ни. В этом контр­ре­во­лю­ци­он­ном вос­ста­нии про­тив со­вет­ской вла­сти я уча­стия не при­ни­мал, но аре­сто­ван был, а за что, для ме­ня не бы­ло из­вест­но. Все вре­мя аре­ста я был бо­лен и на­хо­дил­ся в боль­ни­це без до­про­са и был осво­бож­ден. — След­ствию из­вест­но, что вы при­вле­ка­лись за про­ти­во­дей­ствие ме­ро­при­я­ти­ям со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства.
— В 1933 го­ду Ор­дын­ским сель­со­ве­том был на­ло­жен на ме­ня на­лог. Я дол­жен был в трех­днев­ный срок сдать го­су­дар­ству сто ки­ло­грамм мя­са. Но я это­го не вы­пол­нил и ме­ня аре­сто­ва­ли, про­си­дел два ме­ся­ца и был осво­бож­ден...
— След­ствию из­вест­но, что в 1919 го­ду вы бе­жа­ли с кол-ча­ков­ски­ми вой­ска­ми при их от­ступ­ле­нии. Дай­те по­ка­за­ния.
— Из се­ла Бой­ко­во Бой­кин­ско­го рай­о­на Баш­кир­ской рес­пуб­ли­ки я дей­стви­тель­но вы­ехал в мо­мент от­ступ­ле­ния кол­ча­ковских войск, бо­ясь то­го, чтобы пар­ти­зан­ские от­ря­ды не при­чи­ни­ли мне и мо­ей се­мье на­си­лия, и при­был в го­род Но­во­си­бирск в по­след­них чис­лах но­яб­ря 1919 го­да. Даль­ше я от­сту­пать не стал, по­то­му что в го­ро­де Но­во­си­бир­ске жил в это вре­мя мой брат...
— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы яв­ля­е­тесь ру­ко­во­ди­те­лем контр­ре­во­лю­ци­он­ной по­встан­че­ской ор­га­ни­за­ции, со­здан­ной ва­ми из чис­ла цер­ков­ни­ков в Ор­дын­ском рай­оне. Дай­те по­ка­за­ния по это­му во­про­су.
— Ру­ко­во­ди­те­лем по­встан­че­ской контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции я не со­сто­ял и да­же об этой ор­га­ни­за­ции ни­че­го не знал и не слы­шал и контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью ни­ко­гда не за­ни­мал­ся.
— Вы вре­те. След­ствие тре­бу­ет от вас прав­ди­вых по­ка­за­ний.
— Я след­ствию даю прав­ди­вые по­ка­за­ния.
— В контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти и со­зда­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной по­встан­че­ской ор­га­ни­за­ции из чис­ла цер­ков­ни­ков вы изоб­ли­ча­е­тесь сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми.
— По­встан­че­ской контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции я; ни­ка­кой не знаю и по­это­му изоб­ли­ча­ю­щих сви­де­тель­ских по­ка­за­ний в от­но­ше­нии ме­ня быть не мо­жет, и про­шу вы­звать тех сви­де­те­лей, ко­то­рые ме­ня мо­гут изоб­ли­чить в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти.

Через два дня до­прос был про­дол­жен. Сле­до­ва­тель за­чи­тал от­цу Ни­ко­лаю лже­сви­де­тель­ства про­тив него од­но­го из аре­сто­ван­ных вме­сте с ним свя­щен­ни­ков, ко­то­ро­го он хо­ро­шо знал. Но и это не сло­ми­ло от­ца Ни­ко­лая.
Меж­ду лже­сви­де­те­лем и от­цом Ни­ко­ла­ем на сле­ду­ю­щий день бы­ла устро­е­на оч­ная став­ка, на ко­то­рой отец Ни­ко­лай не при­знал воз­во­ди­мой на него лже­сви­де­те­лем и сле­до­ва­те­лем кле­ве­ты. Отец Ни­ко­лай не от­ри­цал, что встре­чал­ся со лже­сви­де­те­лем, раз­го­ва­ри­вал с ним о тя­же­лом по­ло­же­нии ду­хо­вен­ства при со­вет­ской вла­сти и «вы­ра­жал свое недо­воль­ство мест­ны­ми ор­га­на­ми со­вет­ской вла­сти, ко­то­рые ис­крив­ля­ют со­вет­ские за­ко­ны».
Су­ще­ство­ва­ние контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции, в со­зда­нии ко­то­рой об­ви­нял­ся отец Ни­ко­лай, а так­же об­ви­не­ние в рас­про­стра­не­нии ли­сто­вок ан­ти­со­вет­ско­го со­дер­жа­ния он ка­те­го­ри­че­ски от­верг.

Через два дня, 20 сен­тяб­ря, от­цу Ни­ко­лаю бы­ла устро­е­на оч­ная став­ка со сви­де­тель­ни­цей, ко­то­рая ого­во­ри­ла его в том, что он яко­бы го­то­вил под­жог па­ро­вой мель­ни­цы в кол­хо­зе «Си­бир­ское Крас­ное Зна­мя» и на­чаль­ной шко­лы в де­ревне Ир­мен­ка. Эти по­ка­за­ния лже­сви­де­тель­ни­цы отец Ни­ко­лай так­же ка­те­го­ри­че­ски от­верг. В этот же день со­сто­ял­ся еще один до­прос.

— Вы при­зна­е­те се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии? — за­кон­чил до­прос сле­до­ва­тель.
— Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии со­вер­шен­но не при­знаю.

Вме­сте с про­то­и­е­ре­ем Ни­ко­ла­ем Ер­мо­ло­вым был аре­сто­ван свя­щен­ник Ин­но­кен­тий Ки­кин.

azbyka.ru / епархия-уфа.рф